Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

Из дневника приемной мамы: «Раненые дети…» 

02.07.2017, 14:44      Новости Артема

Уважаемые читатели, с появлением приемного ребенка семья вместе с ним проходит адаптацию, сталкивается в той или иной мере с депривацией и нарушением привязанности. И в дополнение выявляются психологические травмы ребенка и деструктивное поведение.

Дети неизбежно получают психологические травмы, например, испугавшись незнакомого шума или испытав боль. Разница в том, что в семье в любой момент могут утешить близкие, а ребенок из детского дома часто остается наедине со своими переживаниями. Я не стану углубляться в теорию о психологических травмах, а поделюсь своим опытом работы с такими травмами у моих приемных сыновей.

Потеря семьи

Первая травма, получаемая ребенком из «системы», – потеря своей кровной семьи, своей мамы. Какой бы ни была семья, но для ребенка это родные люди, не сумевшие по разным причинам его воспитать. Если ребенок – отказник с рождения, первые месяцы и годы жизни провел в учреждениях, с большой долей вероятности у него будет расстройство привязанности и все вытекающие отсюда особенности в поведении. Если ребенок какое­то время был в семье и только потом попал в учреждение, он также получает серьезную психологическую травму, даже если жил не в лучших условиях. Потеря близких людей – трагедия для ребенка, и, оказавшись в приемной семье, он неосознанно боится испытать снова боль потери и даже предательства. При этом каждый ребенок будет по­разному реагировать на стресс.

Мой третий сын живет с нами всего полгода и не так давно перешел в другую группу, к этому событию я заранее готовила его. Но поменялись дети, воспитатели, и сын вдруг начал спрашивать меня: «А теперь я не буду жить с вами? Я останусь ночевать в этой группе? А вы заберете меня на выходные домой?». В новой группе не знали о его статусе, а дома каждый день мы объясняли ему, что он с нами и всё будет как прежде, но и это не помогло избежать стресса. Первую неделю внешне сын выглядел отрешенным, словно впал в оцепенение. Он перестал слышать обращенную к нему речь и терялся в пространстве. В этот период сын не усваивал новые знания и забыл то, что недавно выучил. Причина в том, что в возрасте 3­4 лет он из дома ребенка был переведен в детский дом, и это оказалось для него огромным стрессом. Он потерял свой прежний мир в одно утро – ставшие родными дети и воспитатели, привычные стены, одежда и игрушки навсегда исчезли. Полученная когда­то психологическая травма напомнила о себе, как только мальчик оказался в схожей ситуации. Мой сын испугался, что мы, его семья, тоже можем исчезнуть. Долгожданные выходные он, конечно, провел дома и сейчас возвращается в состояние покоя и доверия. Скорей всего, мы ещё не раз столкнемся с проявлением этой травмы, и сын на некоторое время снова будет выбит из привычной жизненной колеи. И в этот период ему будут особенно важны понимание и поддержка со стороны семьи, чтобы как можно скорей справиться со своими страхами и переживаниями.

Жестокие взрослые

Ещё одна психологическая травма, которая встречается довольно часто, – опыт негативного отношения со стороны взрослых: от криков до физических наказаний, постоянных одергиваний и ограничений, морального давления, запугивания и т.д. Дети, получавшие со стороны взрослых в основном негативное отношение, могут переносить этот опыт и в приемную семью. Почему так происходит? Представьте, что под вами однажды сломался стул, и вы больно упали. С большой долей вероятности, встретив похожий стул, вы непроизвольно проверите его устойчивость, прежде чем сесть. А если при падении вы получили травму, следующий такой же стул уже будете с силой трясти и качать, проверяя на прочность. Так же поступает и травмированный ребенок – в его жизни появляется семья и новые для него взрослые. Что от них ожидать… Ребенок хочет убедиться, что он в безопасности, и проверяет «стул на устойчивость» – начинает провоцировать свою новую семью на негативное отношение к себе. И не один и не два раза, а в течение такого времени, сколько потребуется, чтобы почувствовать себя в безопасности. Мне встречались истории приемных семей, когда дети ждали только негатив в свой адрес, родители терпеливо помогали им адаптироваться к новой жизни, и тогда ребенок начинал прямо требовать «ну дай мне ремня», «накажи меня». Ребенок не привык к другим отношениям с взрослыми, и ему нужно время, чтобы освоиться в новой жизни. Это трудный период для всей семьи, и порой очень длительный. Одному ребенку достаточно пары месяцев, чтобы довериться взрослым, а другой и через год будет проверять семью на прочность. По своему опыту могу сказать, что многое меняется в лучшую сторону при терпеливом и грамотном поведении взрослых. В помощь рекомендую к прочтению книги психолога Людмилы Петрановской, в них легко и интересно рассказано о взаимодействии родителей и детей, о преодолении сложных моментов.

«Удобные» привычки

Помимо психологических травм, у детей могут сложиться определенные модели поведения, которые мешают их дальнейшему развитию. И в семье они не в силах резко измениться.

С третьим сыном мы столкнулись с моделью поведения «сделаю вид, что я ничего не помню и не знаю». Скорее всего, после перевода в детский дом, в период адаптации и сильного стресса, он действительно ничего не помнил и не усваивал новые знания. В результате с него стали меньше требовать, и ребенок уже осознанно закрепил эту удобную для него модель поведения. В учреждении у специалистов нет такого запаса времени, как в семье, и видят они ребенка только на занятиях. Когда дома стало понятно, что сын таким образом «отлынивает», не желая даже немного приложить усилия, пришлось менять подход.

Вначале мы обсудили, кем он хочет работать. Рассказала, что когда вырастет, должен будет сам зарабатывать деньги – вот это новость для него оказалась! Затем выяснили, что для этого необходимо иметь определенные знания и умения. Конечно, наши разговоры заняли не один день. Иногда сын, получив задания, просит выполнить за него, я в шутку соглашаюсь и обещаю за него и «вкусняшки» съесть. Сына такой вариант не устраивает, он прилагает усилия и успешно справляется. Для наглядного примера мы вместе посмотрели мультфильм «Вовка в тридевятом царстве». А случается, сын специально плохо делает задания, которые раньше у него прекрасно получались, и я привожу ему примеры: «Каждый человек выполняет свою работу, и эти задания – твоя работа. Если ты взялся – делай хорошо. Если нашему парикмахеру будет лень стараться – согласен с кривой прической ходить? Мама старается и печет пироги – давай вместе лениться и останемся без вкусных пирогов к чаю?».

Поддержка в семье

Сложности, возникающие у моих детей, я внимательно наблюдаю и анализирую. Мы заметили, как свободно сын общался с братиками и всё им рассказывал. А стоило любому взрослому спросить то, о чем он знал, сын боялся дать неправильный ответ и молчал. Наша ситуация с «плохой» памятью оказалась многогранна. На нежелание ребенка усваивать новые знания повлияло несколько факторов – во­первых, он не привык трудиться и стараться, не для кого было. Во­вторых, недоверие взрослым, которое мы заметили, когда пригласили сына в гостевую семью. Свою лепту вносит и адаптация, которая может продолжаться ещё два года после приезда ребенка в семью. Смешались психологические травмы и модель поведения, к которой привык ребенок. Изменения происходят постепенно, за помощью я обращаюсь к психологам и прошу советы у знакомых мне приемных семей.

Кому это надо?

Зачем семьи забирают детей из «системы», если с ними бывает так трудно? При знакомстве с ребенком не видны особенности его характера и психологические травмы, всё это проявляется уже дома, когда ребенок расслабляется, начинает доверять семье и показывает себя настоящего. Наши дети получили сложный жизненный опыт, но в первую очередь они дети, которым нужны близкие люди. Семья вкладывает много сил в социализацию и реабилитацию приемного ребенка. И когда уходят сложности, он раскрывает свои лучшие стороны и делает большой рывок в развитии.

Оказавшись дома, мой семилетний сын впадал в ступор от самых простых вопросов – например, посчитать до 3­х, назвать дни недели. Он знал пару букв, хотя в детском доме с ним регулярно занимались. Всего боялся и не стремился запоминать новое. За полгода в семье сын стал увереннее, решает примеры на сложение и вычитание, учит алфавит и уже может прочесть простые слова. Благодаря поддержке семьи он верит в свои силы, делает большие успехи и удивляет нас своими достижениями!

Анастасия РУКАВИЦЫНА

Источник: gazeta-vibor.com
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования